Еаэс флаг – Флаг ЕАЭС Евразийский экономический союз купить в интернет магазине

Еаэс флаг – Флаг ЕАЭС Евразийский экономический союз купить в интернет магазине

Флаг Евразийского союза. История идеи создания Евразийского союза


Евразийский союз – существующая в теории организация наднационального характера, в которую должно входить большинство стран СНГ (или стран бывшего СССР). Почему в теории? На данный момент такой организации не существует, есть лишь ее концепт. Многим гражданам знакомо также такое словосочетание, как Евразийский экономический союз. Как раз эта организация существует, но не является тождественной Евразийскому союзу. Последний нацелен на интеграцию государств по всем основным сферам их деятельности: политической, экономической, культурной, таможенной и так далее. Евразийский экономический союз, как видно из названия, объединяет государства лишь в экономическом аспекте. В принципе, его можно рассматривать как шаг к созданию Евразийского союза, однако, ряд государств СНГ выразили свое нежелание создавать его, ограничиваться лишь существующим экономическим союзом.

История идеи создания Евразийского союза.

Если говорить о вышеназванной концепции Евразийского союза, то первые идеи его создания возникли практически сразу после развала СССР, когда правительства нескольких государств осознали необходимость дальнейшего тесного сотрудничества, возможно, интеграции для образования единой экономики, политического представительства и так далее. Такая идея вполне закономерна, учитывая, что практически все главы постсоветских стран испытывали большие трудности в построении принципиально новых стран.

Однако существует один любопытный факт: Евразийский союз как термин возник еще задолго до развала Союзной республики, приблизительно в 30-х годах прошлого века. Казалось бы, зачем главным мыслителям того времени задумываться об идее создания какой-то наднациональной организации, если союз, объединяющий государства, уже существует. Такими людьми создание Евразийского союза рассматривалось как эволюционный этап в развитии СССР. Принципиальным отличием одного от другого являлась новая идеология. Однако дальше мыслей и предположений дело, как известно, не зашло, в то время, как существующая концепция Евразийского союза достаточно сильно проработана, но все еще остается теоретической.
Известный академик Сахаров практически спустя 60 лет перед развалом СССР предложил ту же идею, но также лишь как идею, а не как конкретный план. Но вернемся в начало 90-х годов. Первоначально планировалось, что в состав Евразийского союза войдут всего 5 бывших советских государств: Россия, Беларусь, Казахстан, Таджикистан, Киргизия. Так как образование организации подобного рода – дело само по себе не быстрое, неудивительно, что первые шаги к сближению государств прошли лишь в 1996 году, когда было создано Союзное государство России и Беларуси. На протяжении этого времени постепенно разрабатывался план создания Евразийского союза. Главы государств сочли рациональным шагом постепенную интеграцию, вследствие чего возник Евразийский экономический союз. Это был не единственный этап сближения, так как чуть позже возник еще и Таможенный союз. Однако на этом все и закончилось, на данный момент две вышеназванные организации обеспечивают тесное сотрудничество стран в двух этих сферах.
Между странами, которые, предположительно, в будущем войдут в состав Евразийского союза, существует ряд договоренностей в военной сфере, что также можно назвать некоторым шагом к сближению, но никакой военной межгосударственной организации на данный момент не существует. Например, существуют такие соглашения, как создание единого оборонного пространства, совершенствование мер по охране своих границ и сотрудничество в военное время по защите границ дружественного государства, помощь в купировании военных конфликтов на территории сотрудничающих стран и так далее. На данный момент также существует понятие единой валюты – концепта единой денежной единицы стран-членов теоретического Евразийского союза. В качестве наименования выбрано словосочетание "евразийский рубль". В принципе, переход согласных стран на единую валюту возможно прямо сейчас, вне Евразийского союза, это также будет рассматриваться как шаг к сближению. Следует отметить, что основная инициатива объединения стран исходит из России, в то время как правительства Беларуси и Казахстана высказали свое желание не торопиться и пока что оставаться суверенными странами. То же самое можно сказать и о единой валюте: президент Российской Федерации неоднократно инициировал переговоры с главами других государств о переходе на единую валюту, однако, большого желания главы не имели, о чем и сообщили. На данный момент каждое государство имеет свою валюту, которая находится в ходу.

Флаг Евразийского союза.

Несмотря на то, что в реальности Евразийского союза не существует, специальной комиссии были разработаны рисунки предполагаемого флага. На данный момент решение было принято в пользу классического прямоугольного полотнища глубокого яркого фиолетового цвета. В левом верхнем углу присутствует восьмиконечная звезда золотого цвета. Цвет, как и звезда, были выбраны не случайно. Цвет символизирует слияние европейской и азиатской культур, нравов, понятий и, собственно, государств. Звезда также является символом, который должен объединять европейские и азиатские государства, она представляет собой религиозный знак, который можно встретить как и в православии, так и в исламе и некоторых других теологических течениях.  

Для государств, которые, предположительно, в будущем станут членами Евразийского союза, такое объединение не должно происходить без тщательного обдумывания такого важного шага не только для глав государств, но и, в первую очередь, для общества. На данный момент Евразийский союз по-прежнему существует только в теории, государства не выражают большого желания создавать наднациональную организацию подобного рода в тяжелый для них период.

 

08.03.2016

К другим записям

atributia.ru

Символ ЕАЭС: что значит евразийское партнерство?

«Знаки и символы управляют миром, а не слово и не закон» – эта цитата Конфуция стала своеобразным эпиграфом к дискуссии, посвященной символике евразийской интеграции. Значимость символов возросла с наступлением информационного века, и этот процесс будет только нарастать, считают казахстанские эксперты. ЕАЭС, полагают они, должен иметь как минимум узнаваемые эмблему, герб, флаг. В идеале же символы евразийской интеграции должны обрести позитивные смыслы, направленные на консолидацию внутри экономического союза и на развитие внешних связей. Так, синий флаг Европейского союза с дюжиной золотых звезд, расположенных по кругу, стал символом евроинтеграции и распространения европейских ценностей – для миллионов людей это означает безвизовый режим и большие гражданские свободы. Евразийская символика пока не вызывает подобных ассоциаций, да и малоизвестна среди населения государств-членов ЕАЭС.

В процессе европейской интеграции символике придавали особое значение, первые символы там появились еще в 1950–1960-х годах. Флаг, гимн, знак евро, девиз, специальные дни, посвященные объединенной Европе, – такой обширной символики в интеграционных объединениях постсоветского пространства мало. О том, что особого значения символам не придают в рамках ЕАЭС, говорит, в частности, тот факт, что на флаге интеграционного объединения изображена эмблема ЕврАзЭС, которое прекратило свое существование. Однако страны-основатели ЕАЭС не стали разрабатывать новый символ. Не вкладывали в эмблему и никаких дополнительных смыслов, кроме сотрудничества Европы и Азии.

Анализ положений договора о ЕАЭС показывает, что в нем отсутствуют отсылки к общим – евразийским – ценностям, учитывая, что евразийские партнеры, исходя из оценки особенностей данного этапа интеграции, не включили в договор политические аспекты. Тем самым символический аспект не получил проработки. Есть мнение, что это пока и не нужно, поскольку процессы только набирают ход, и сейчас символы не столь значимы – сначала нужно решить более важные задачи. Например, в рамках ЕАЭС предстоит еще обеспечить работу нового Таможенного кодекса, убрать разные ограничения, выстроить новые единые рынки.

Символы, безусловно, важны, говорят эксперты, поскольку они могут мотивировать и побуждать. В пример приводился образ Родины-Матери, вызвавший подъем патриотических чувств в годы Великой Отечественной войны и побуждавший советских граждан к самоотверженности в борьбе с врагом. По мнению участников обсуждения, сегодня не так просто найти символ, который оказывал бы сильное воздействие на граждан и смог бы стать общим знаменателем для стран евразийского пространства.

Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане»: «На постсоветском пространстве общие символы еще долго не возникнут. Первый символ, который родился на постсоветском пространстве – это георгиевская лента. Он стихийно появился и прижился, но в ряде стран постсоветского пространства этот символ многими был воспринят как русский национальный, а не как символ общей Победы. В некоторых странах появились свои ленты, как правило, цвета национального флага. Сейчас идет борьба символов, которую мы наблюдаем, особенно в преддверии 9 мая. В России же этот символ утвердился навсегда».

Владимир Павленко, PR-консультант Казахстанской коммуникативной ассоциации: «В каждой из стран, которая входит в ЕАЭС, процессы символизации еще идут. Каждое государство еще продолжает интегрировать в сознание граждан свои смыслы и значения государственных символов. А мы говорим о наднациональных символах, которые бы объединяли с учетом существующих противоречий, различных интерпретаций тех или иных событий и связанных с ними символов. Как на этой основе вводить общие символы, чтобы они воспринимались без негатива? Нужно также учитывать, что если и появится новая интеграционная символика, то она будет выходить в мир, уже переполненный символами и брендами».

Участники дискуссии Владимир Павленко (слева) и Сергей Козлов

И все же договориться можно, убеждена президент центра социальных и политически исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова. Она уточнила, что в ее центре никогда не проводили исследований по знакам и символам, потому что такие заказы пока не поступали, однако анализу подвергался не менее сложный вопрос об оценке исторических событий и персоналий. В этом исследовании участвовало 14 постсоветских государств.

«Споры разгорались по каждому событию XX века – была ли это Великая Октябрьская революция или это Октябрьский переворот, кто такой Ленин? Или, допустим, для кого-то Степан Бандера – это плохой человек, а кто-то готов ему памятник ставить. Это была очень сложная задача, было трудно найти компромисс. Тем не менее мы вышли на единый инструментарий, который устроил всех участников проекта из разных стран. К вопросу о том, можно ли выработать единую символику для интеграционного объединения, могу сказать, что договориться между сторонами бывает очень сложно, но возможно», – подчеркнула Г. Илеуова.

По мнению социолога, разработка новой символики для ЕАЭС имеет смысл в том случае, если он будет направлен на население евразийских государств. Для того чтобы знак ЕАЭС просто фигурировал на совместных мероприятиях, по ее мнению, вполне достаточно и существующей эмблемы. При этом многие эксперты говорили о том, что символика вполне может возникнуть не только по заказу сверху, но и по запросу снизу.

Лидия Пархомчик, старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института: «Определенный заказ на изучение символики, неважно, идет он сверху или снизу, должен присутствовать. Символы являются действенными элементами «мягкой силы». В настоящее время, по признанию экспертов в данной области, ЕАЭС не ставит перед собой задачи выработать концепт стратегии «мягкой силы», соответственно, и острой потребности в определении символики руководители организации не испытывают. Однако вполне очевидно, что если такая потребность все же появится, то члены союза будут вполне способны разработать рабочие варианты символики.

В то же время, так как на данном этапе первостепенной задачей ЕАЭС является урегулирование проблем экономико-технического характера (согласование тарифов, единых процедур оформления и т.д.), коих накопилось немало, то вопрос о перенаправлении ресурсов на создание символики пока не стоит на повестке дня. Лишь после того, как организация пройдет период своего становления в плане экономического взаимодействия, у ее участников появится возможность перейти на новый уровень осмысления интеграционных процессов.

Тем не менее это не отменяет того факта, что работа по разработке возможной символики как ЕАЭС, так и евразийской интеграции в целом уже начиналась. Несмотря на то, что Казахстан является идейным вдохновителем данных процессов, началась данная работа российской стороной, которая продолжает позиционировать себя в качестве системообразующего ядра союза. И хотя в данных обстоятельствах речь о необходимости перенять инициативу не идет, казахстанской стороне оптимально имеет смысл держать руку на пульсе, не форсируя события. При этом не лишним будет иметь собственные наработки и варианты, которые можно будет выложить на стол для последующего обсуждения».

Гульмира Илеуова (слева) и Лидия Пархомчик

Джанибек Сулеев, web-издатель: «Когда евразийская интеграция начнет работать на карман населения и оно это почувствует, тогда проявит инициативу, будет много говорить на эту тему и само предлагать варианты символов».

Людям необходимо показывать, рассказывать и объяснять, какие плюсы заключает в себе евразийская интеграция и какие конкретные результаты она дает, считает представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов. Он отметил, что ЕЭАС – это, прежде всего, экономические связи между пятью государствами. Вот на них и нужно делать акцент в информационной политике евразийского пространства, считает М. Шибутов.

Марат Шибутов

«Проблема ЕАЭС – в отсутствии тиражирования историй успеха. Когда-то казахстанский бизнесмен Раимбек Баталов говорил, что пачку сока не может продать в России, а сейчас у него дилеры почти в 10 регионах соседней страны. Об этом никто не рассказывал. И таких примеров немало, – утверждает представитель Ассоциации приграничного сотрудничества. – Можно объявить конкурс на разработку символа и через три месяца получить кипу бумаг с предложениями. Но, я думаю, нужно все-таки начать с реальных дел. Россия, Казахстан, Беларусь соединены одной шестиполосной дорогой – вот был бы отличный символ сотрудничества. Этот символ будет понятен простым людям: они увидят, к чему весь этот интеграционный процесс, почувствуют реальную пользу. Евразийская экономическая комиссия именно на таких примерах должна показывать, как улучшается жизнь. Это позволит наработать символику, которая и притянет народ. А что-то внедрить, а потом забыть – это у нас запросто, уже проходили…»

Дискуссия втянула в себя большинство участников заседания

* * *

Действительно, символом ЕАЭС должно стать то, ради чего и затевалась евразийская интеграция, – благополучие граждан. В настоящее время все символы интеграционных объединений на постсоветском пространстве – плод решений чиновников. А чиновничья мысль, как правило, сводится к тому, чтобы утвержденное не вызвало каких-то излишних возражений.

Рано или поздно, реальные символы появятся. Если возникнет необходимость и будет заказ, найдутся специалисты, которые смогут переделать существующее или создать принципиально новые символы.

_____________________

Фото А. Мурзанова

www.ritmeurasia.org

Флаг Евразийского экономического союза - Flag of the Eurasian Economic Union

Евразийский экономический союз
Флаг Евразийского экономического Union.svg
имена Флаг Евразийского экономического союза, Флаг Союза Флаг Евразийского экономического союза
использование Он представляет собой экономический союз в субъектах страны, а также перед миром, а также используется в официальных документах, зданиях и церемониальных на блоке.
доля 2: 3
Принято 10 октября 2014
дизайн Флаг Евразийского экономического Union.svg В кратком описании состоит из эмблемы Евразийского экономического союза на белом фоне прямоугольника ..
Разработано ?

Флаг Евразийского экономического союза является одним из символов экономического сообщества образованных стран Евразии и был создан официальным документом , выданным экономическим блоком в 2014 году.

история

Создание флага и эмблемы была представлена ​​в литературе статьи 12, пункт 20 договора о создании Евразийского экономического союза, который был ратифицирован 29 мая 2014 года, и символы были опубликованы 10 октября 2014 г. в соответствии с решением ряда 76 который был утвержден решением ВСНХ Евразии.

Вексиллология и описание

Согласно документу, создания и Положение о символах Евразийского экономического союза, официальные символы блока являются флаг Союза и эмблема Союза; флаг имеет изображение официальной эмблемы Союза в центре прямоугольной панели белого цвета, а в середине имеет два цвета: синий и золотой образуют динамическую фигуру в симметричном отражении в центре которого является изображение карты Евразия в круг.

Белый цвет флага и изображение карты государств-членов отражают мирный характер деятельности Союза. Отношение ширины флага к его размеру составляет 2: 3.

Изображение эмблемы Союза символизирует стремление к экономическому сотрудничеству государств-членов. Синий является символом Европы. Золотой цвет является символом Азии. Круг отражает общие интересы двух частей света - Европы и Азии: синяя часть круга находится в золотой части динамической фигуры, золотая часть круга в синей части динамической фигуры. Эмблема союза должна быть в центре флага Союза. Изображение флага Союза должно соответствовать изображению флага Союза; изображение эмблемы Союза должно соответствовать изображению эмблемы Союза.

Официальные Пользы

Флаг Союза и эмблема Союза должны быть размещены:

  • В зданиях или сооружениях, занимаемых органы Союза;
  • В зданиях или помещениях, где проводятся заседания органов Союза, в период их реализации.

Смотрите также

Рекомендации

внешняя ссылка

<img src="https://en.wikipedia.org//en.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1x1" alt="" title="">

ru.qwertyu.wiki

Флаг Евразийского Экономического Сообщества: история и значение

Сообщество было образовано в 2001 году как один из шагов к созданию Евразийского союза – организации, в теории объединяющей большинство постсоветских стран. На данный момент этого союза не существует, точно также, как и Евразийского Экономического Сообщества – оно прекратило свое существование в 2014 году ввиду создания Евразийского Экономического Союза. Произошло переименование организации, исключение из нее некоторых стран, которые подписали соглашение о ликвидации Сообщества, но не приняли новый договор о создании Союза. Кроме того, Уставы этих двух организаций немного отличаются, также изменилась и структура органов. Были и другие крупные изменения, обусловленные некоторыми причинами, по которым вообще произошло упразднение Сообщества и возникновение новой организации.

История Евразийского Экономического Сообщества.

Инициатива о создании интеграционной международной организации пошла от президента Казахстана в 1995 году. Основная идея заключалась в том, чтобы обеспечить максимально тесное сотрудничество между бывшими странами СССР, создав что-то наподобие Европейского союза, то есть организации наднационального уровня, в которой основные аспекты деятельности любого государства были едины: валюта, Вооруженные силы и так далее. Инициатива была положительно воспринята главами большинства стран, поэтому в течение следующих 5 лет они искали оптимальный подход к разработке проекта будущего Договора о создании подобной организации.
В 2001 году главами Беларуси, России, Казахстана, Таджикистана и Киргизии было ратифицировано соглашение о создании ЕврАзЭса. Именно эти страны стали первыми участниками этого объединения. Следует отметить, что создание ЕврАзЭса не было нацелено на объединение экономик вышеназванных стран, главной целью перед организацией стояло обеспечение сотрудничества и взаимодействия правительств государств в экономических вопросах.  В том же году были образованы органы данной организации: межгосударственный совет и интеграционный комитет, а еще через год был образован суд, чьи полномочия через год были переданы суду СНГ. Так как вопросы, решающиеся ЕврАзЭсом, частично подпадали под компетенцию СНГ, имело смысл передать полномочия, чтобы не создавать лишний бюрократический аппарат.
В 2005 году произошло объединение Сообщества с организацией Центрально-Азиатского сотрудничества, в которую входили другие страны этого региона помимо Таджикистана и Киргизии. Таким образом, состав ЕврАзЭса пополнился. Желая постепенно увеличивать уровень интеграции, главы трех государств – России, Беларуси и Казахстана в 2006 году решили, что сотрудничества лишь на экономическом уровне недостаточно для реализации целей Сообщества. Для расширения инструментов был создан Таможенный союз. Это означало, что впредь на территории данных стран действовали особые правила движения товаров и пассажиров через границы. Это значило также формальную отмену границы между странами, учреждение новых общих таможенных органов, предоставление льгот и упрощенных условий при передвижении товаров между странами-участниками и так далее. Фактически, это означало еще один шаг к созданию Евразийского Союза, однако, последний, как известно, до сих пор не существует, некоторые страны бывшего СССР не желают ущемлять свое государство в такой важной для нее составляющей как независимость и суверенитет. Однако экономическое и таможенное сотрудничество выгодно для всех, посему, ЕврАзЭс стабильно развивался и действительно помогал странам в сотрудничестве и поддержании дружественных экономических взаимоотношений.
В 2008 году глава Узбекистана попросил высший орган Сообщества приостановить сотрудничество со своей страной, до окончания существования ЕврАзЭса эта страна больше не возобновляла свое членство, она также в дальнейшем не изъявила желания вступить в Экономический Союз, пришедший на замену Сообществу.
В 2011 году был сделан еще один шаг в сторону сближения взаимодействия экономик государств – учреждение Единого экономического пространства на территории тех же стран, что входят в Таможенный союз. Пространство предусматривает одинаковые для всех правила конкуренции, субсидии для таких областей экономики, как сельское хозяйство, транспорт и так далее.
В 2014 году сложилось достаточное количество предпосылок для того, чтобы Россия, Беларусь и Казахстан объединились на более высоком уровне, по прежнему сохраняя интеграцию лишь в экономической области. И снова президент Казахстана, как в 1995 году, выступил с инициативой упразднить ЕврАзЭс и создать Евразийский экономический союз, куда изначально включались бы только три вышеназванных страны. Другим государством было предложено стать наблюдателями Таможенного союза, а конкретно Армения могла бы, при своем желании, стать его членом, чем она и воспользовалась. В 2014 году ЕврАзЭс прекратило свое существование, дав жизнь Евразийскому Экономическому Союзу, в который на данный момент входит и Киргизия. Таким образом большинство бывших стран-членов ЕврАзЭс продолжает тесное экономическое сотрудничество, но уже немного в другом формате, что, впрочем, только положительно сказывается на взаимодействии, так как расширился круг доступных методов и средств помощи и взаимоукреплении собственных экономических систем.

Флаг ЕврАзЭс.

Несмотря на то, что этой организации уже не существует, ее флаг до сих пор узнается даже обычными гражданами бывших стран-членов при случайном взгляде на него. Он выглядит как белое прямоугольное полотно с рисунком в центре, олицетворяющим сотрудничества европейских и азиатских стран. Изображение выглядит как маленький земной шар с выделенным в нем Евразийским континентом. По бокам и немного под шариком есть две фигуры синего и оранжевого цветов, находящиеся как бы с запада и востока от Земли. Таким образом они символизируют Беларусь и европейскую часть России, а также все азиатские страны-члены ЕврАзЭса.

 

21.03.2016

К другим записям

atributia.ru

Какой флаг нужен Евразийскому Союзу — Интернет-газета ЗОНАКЗ. Казахстан.

Знаки и символы как средство идеологического воздействия

«В случае нового объединения символ должен быть новым, – подчеркнул Дмитрий Шишкин, писатель. – У организации должен быть, условно говоря, флаг, который объединяет и за которым люди идут. Часто мы склоны не придавать этому значения, но, судя даже по коммерческим компаниям, всегда нужен объединяющий символ, который не несет никакого негатива». Прозвучало это в ходе экспертного обсуждения «Знаки и символы интеграционных процессов в Евразии», который проводил ОФ «Мир Евразии».

«Символьная политика имеет большое значение в информационный век, – отметил Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба. – Маркировка решает задачи идентификации». В качестве положительного примера он привел флаг Европейского союза и символ валюты евро, который очень многими воспринимается положительно. Еще там имеется девиз – «единство в многообразии».

«Символы возникают и становятся популярными не сами по себе, – заметил Замир Каражанов, политолог. – Популярность идеи интеграции сделала популярной флаг Евросоюза. Будет улучшаться жизнь в ЕАЭС – популярным станет флаг».

ЕАЭС

«Я считаю, что в символике очень важно легкое восприятие, чтобы каждый мог понять ее значение. Символ не мыслим без контекста, это известно еще с древних времен. Та же свастика – один из самых древних знаков человечества, в который всегда закладывался определенный контекст, посыл. Если мы, допустим, в контексте исторического кино используем свастику, то понятно, что это отсыл к древнему символу солнца, в любом другом случае видя свастику мы закладываем негативную коннотацию, которая продиктована событиями XX века, – указал г-н Шишкин. – Избирать в данном случае чей-то национальный символ невозможно, потому что всегда будут споры, какой-то религиозный тем более нельзя».

«Любая стратегия разработки бренда или символа определенной компании основывается на логотипе, каком-то девизе или слогане предприятия. Ничего этого нет у Евразийского экономического союза. Есть лишь подобие эмблемы. Это действительно серьезная проблема. Я считаю, пренебрегать такими вещами, когда строишь межгосударственное образование, нельзя», – выразил свою позицию Дмитрий Шишкин.

«Когда мы говорим о семиотике, я вспоминаю слова профессора Умберто Эко, который в своих трудах задавался вопросом: «А что такое символ, где семантика символа сама по себе?». Если говорить об ЕАЭС, то мы практически не знаем о знаках или символах объединения. Этот момент действительно мало проработан, – считает Бекнур Кисиков, президент Евразийской ассоциации франчайзинга. – Что касается ЕАЭС, то сам по себе проект конечно интересный. Но пока нет даже четкого смыслового символа, если говорить о каком-то изображении».

еаэс

Сергей Козлов участвовал в данном мероприятии не только как журналист, но и в качестве члена Российского геральдического общества: «Символ – это, по сути, магия. Символы возникают, приживаются совершенно необъяснимыми путями. Почему одни символы живут, другие забываются, третьи отвергаются?» Сам он считает, что на постсоветском пространстве общие символы еще долго не возникнут. «Первый символ, который родился на постсоветском пространстве – это Георгиевская лента. Стихийно появился и прижился. Но в ряде стран постсоветского пространства этот символ многими был воспринят как русский национальный, а не как символ общей Победы. Что касается ЕАЭС, то возможно стоит не мудрить, а просто аббревиатуру вынести, как например, у группы «Битлз» на музыкальных инструментах размешалось в качестве символа ее название. Но еще раз повторюсь, для эффективной символизации нужно время, это не быстрый процесс», – отметил г-н Козлов.

PR-консультант Владимир Павленко акцентировал внмиание на следующем: «Недавно писал комментарий к статье, которая называется – «Символы национальной идентичности, как ресурс мягкой силы». Автор задается вопросом: «Что такое национальная идентичность?» И отвечает: «Это модель коллективного сознания интегрирующего знаки и символы в единое смысловое пространство общества». 26 лет государственным символам Казахстана – это много или мало? В каждой из стран, которая входит в ЕАЭС, процессы символизации еще идут. А мы говорим о наднациональных символах, которые бы объединяли с учетом возможно существующих каких-то противоречий, различных интерпретаций или иных событий и связанных с ними символов».

Г-н Павленко сфокусировался на брендах («это интереснейшая вещь»). С одной стороны они используют те культурные ценности, которые существуют в обществе для совершенно четкого выделения своего бренда среди других. А с другой стороны бренд сам становится символом, определяющим может быть идентификацию человека, его самосознание в окружающем его мире. «Вопрос: делать бренды и символы или не делать? Если плохо делать, то лучше не надо. Каждая страна входящая в ЕАЭС свое смысловое поле символов еще продолжает интегрировать в сознание граждан. Как на этой основе вводить общие символы, чтобы они воспринимались без негатива? И еще нужно учитывать, что если и появится новая интеграционная символика, то она будет выходить в мир, уже переполненный символами и брендами», – подчеркнул специалист.

«Всегда будет часть людей, которые воспримут любой символ негативно, и будут люди, которые воспримут его положительно, – считает политолог Антон Морозов. – Навязанные символы долго не живут, любая символика должна пройти какое-то испытание временем. Например, как буденовка с красной звездой (шлем, ставший ярким признаком принадлежности к Красной армии). Задача по созданию символа не простая, поскольку символика должна объединить разные страны. Это удалось в свое время в рамках СССР. Но в то же время сегодня логотип не должен вызвать ассоциации с этим Союзом. Собственно повториться уже как бы и не получится, чтобы не вызвать реакцию отторжения».

С иного ракурса посмотрел на ситуацию Рустам Бурнашев, политолог: «Если проанализировать в чем выражается недовольство работой ЕАЭС, то совершенно четко видно, что реальной критики с цифрами, деталями на самом деле нет. Зато достаточно много критики, направленной на всякие символические структуры, ту же Георгиевскую ленточку, которая в принципе к ЕАЭС никакого отношения не имеет. Но, тем не менее, происходит некая ментальная связка, и вся критика направляется на эту символику. Получается, что для ЕАЭС возникает хорошая такая прагматическая ситуация, когда вся энергия оппонентов направляется не на связанную с этой структурой символику, а вся практика ЕАЭС остается вне дискуссии и вне критического осмысления. На данный момент я здесь вижу для ЕАЭС достаточно большой выигрыш. Но в конечной перспективе, безусловно, мы будем иметь негатив. Понятно, что когда структура развивается без критической позиции и разумного осмысления, когда вся критика действительно уходит в чисто символическое поле, то, получается, что отсутствует поле для совершенствования структуры».

еаэс

«Принимается то, что символизирует настоящее, – подчеркнул Александр Губерт, университет «AlmaU». – Как Георгиевская лента в качестве символа Великой Победы. Настоящесть нужна, некая истинность, тогда и появится символ».

Леся Каратаева, КИСИ: «Я вот почитала, какие символы характерны для истории той или иной страны, которая включена в Евразийское пространство. В итоге – это небо, солнце и звери/птицы (орел, барс). Эти символы отражаются в любой истории любой страны-участника. Но если мы говорим о текущем моменте востребованности цивилизованного подхода к Евразии, то тут актуален современный контекст. Здесь подключается то, что мы называем политическим архетипом. А вот каким образом он будет сформирован, пока остается вопросом без ответа».

«Символы должны быть выстраданы. У них должно иметься историческое обоснование, какая-то общность, – отметил Адиль Каукенов, востоковед. – Что это дает простым людям? Вокруг чего будем объединяться? Поиск этого – одна из важнейших задач для интеллектуалов».

Социолог Гульмира Илеуова рассказала об исследовании по отношению наших современников к истории XX века. «Очень трудно найти компромис, споры разгорались по каждому событию», – резюмировала она. Что же касается евразийской символики, то с технологической точки зрения все это решаемо, хоть и не просто: набор образов, работа с фокус-группами, использование специалистов (в том числе редких). Главное – не воровать чужие идеи и не разворовывать деньги.

«Если нет хороших дел, не спасет пиар-отдел, – заметил Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане. – Думаю, что если мы говорим о символах и знаках, то надо сначала разобраться, что такое ЕАЭС. На самом деле это экономические связи между пятью странами. То есть это не сами объекты, а связи между ними. Соответственно у связей должен быть какой-то символ. Придумать символ, разработать его и продвинуть не проблема, но будет ли толк? Нужно начать с совместных проектов и тиражирования историй их успеха».

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

 

 

zonakz.net

Какой флаг нужен Евразийскому Союзу

Знаки и символы как средство идеологического воздействия

«В случае нового объединения символ должен быть новым, – подчеркнул Дмитрий Шишкин, писатель. – У организации должен быть, условно говоря, флаг, который объединяет и за которым люди идут. Часто мы склоны не придавать этому значения, но, судя даже по коммерческим компаниям, всегда нужен объединяющий символ, который не несет никакого негатива». Прозвучало это в ходе экспертного обсуждения «Знаки и символы интеграционных процессов в Евразии», который проводил ОФ «Мир Евразии», пишет Zonakz.net

«Символьная политика имеет большое значение в информационный век, – отметил Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба. – Маркировка решает задачи идентификации». В качестве положительного примера он привел флаг Европейского союза и символ валюты евро, который очень многими воспринимается положительно. Еще там имеется девиз – «единство в многообразии».

«Символы возникают и становятся популярными не сами по себе, – заметил Замир Каражанов, политолог. – Популярность идеи интеграции сделала популярной флаг Евросоюза. Будет улучшаться жизнь в ЕАЭС – популярным станет флаг».

«Я считаю, что в символике очень важно легкое восприятие, чтобы каждый мог понять ее значение. Символ не мыслим без контекста, это известно еще с древних времен. Та же свастика – один из самых древних знаков человечества, в который всегда закладывался определенный контекст, посыл. Если мы, допустим, в контексте исторического кино используем свастику, то понятно, что это отсыл к древнему символу солнца, в любом другом случае видя свастику мы закладываем негативную коннотацию, которая продиктована событиями XX века, – указал г-н Шишкин. – Избирать в данном случае чей-то национальный символ невозможно, потому что всегда будут споры, какой-то религиозный – тем более нельзя».

«Любая стратегия разработки бренда или символа определенной компании основывается на логотипе, каком-то девизе или слогане предприятия. Ничего этого нет у Евразийского экономического союза. Есть лишь подобие эмблемы. Это действительно серьезная проблема. Я считаю, пренебрегать такими вещами, когда строишь межгосударственное образование, нельзя», – выразил свою позицию Дмитрий Шишкин.

«Когда мы говорим о семиотике, я вспоминаю слова профессора Умберто Эко, который в своих трудах задавался вопросом: «А что такое символ, где семантика символа сама по себе?». Если говорить об ЕАЭС, то мы практически не знаем о знаках или символах объединения. Этот момент действительно мало проработан, – считает Бекнур Кисиков, президент Евразийской ассоциации франчайзинга. – Что касается ЕАЭС, то сам по себе проект конечно интересный. Но пока нет даже четкого смыслового символа, если говорить о каком-то изображении».

Сергей Козлов участвовал в данном мероприятии не только как журналист, но и в качестве члена Российского геральдического общества: «Символ – это, по сути, магия. Символы возникают, приживаются совершенно необъяснимыми путями. Почему одни символы живут, другие забываются, третьи отвергаются?» Сам он считает, что на постсоветском пространстве общие символы еще долго не возникнут.

«Первый символ, который родился на постсоветском пространстве – это Георгиевская лента. Стихийно появился и прижился. Но в ряде стран постсоветского пространства этот символ многими был воспринят как русский национальный, а не как символ общей Победы. Что касается ЕАЭС, то возможно стоит не мудрить, а просто аббревиатуру вынести, как например, у группы «Битлз» на музыкальных инструментах размешалось в качестве символа ее название. Но еще раз повторюсь, для эффективной символизации нужно время, это не быстрый процесс», – отметил г-н Козлов.

PR-консультант Владимир Павленко акцентировал внмиание на следующем: «Недавно писал комментарий к статье, которая называется – «Символы национальной идентичности, как ресурс мягкой силы». Автор задается вопросом: «Что такое национальная идентичность?» И отвечает: «Это модель коллективного сознания интегрирующего знаки и символы в единое смысловое пространство общества». 26 лет государственным символам Казахстана – это много или мало? В каждой из стран, которая входит в ЕАЭС, процессы символизации еще идут. А мы говорим о наднациональных символах, которые бы объединяли с учетом возможно существующих каких-то противоречий, различных интерпретаций или иных событий и связанных с ними символов».

Г-н Павленко сфокусировался на брендах («это интереснейшая вещь»). С одной стороны они используют те культурные ценности, которые существуют в обществе для совершенно четкого выделения своего бренда среди других. А с другой стороны бренд сам становится символом, определяющим может быть идентификацию человека, его самосознание в окружающем его мире.

«Вопрос: делать бренды и символы или не делать? Если плохо делать, то лучше не надо. Каждая страна входящая в ЕАЭС свое смысловое поле символов еще продолжает интегрировать в сознание граждан. Как на этой основе вводить общие символы, чтобы они воспринимались без негатива? И еще нужно учитывать, что если и появится новая интеграционная символика, то она будет выходить в мир, уже переполненный символами и брендами», – подчеркнул специалист.

«Всегда будет часть людей, которые воспримут любой символ негативно, и будут люди, которые воспримут его положительно, – считает политолог Антон Морозов. – Навязанные символы долго не живут, любая символика должна пройти какое-то испытание временем. Например, как буденовка с красной звездой (шлем, ставший ярким признаком принадлежности к Красной армии). Задача по созданию символа не простая, поскольку символика должна объединить разные страны. Это удалось в свое время в рамках СССР. Но в то же время сегодня логотип не должен вызвать ассоциации с этим Союзом. Собственно повториться уже как бы и не получится, чтобы не вызвать реакцию отторжения».

С иного ракурса посмотрел на ситуацию Рустам Бурнашев, политолог: «Если проанализировать в чем выражается недовольство работой ЕАЭС, то совершенно четко видно, что реальной критики с цифрами, деталями на самом деле нет. Зато достаточно много критики, направленной на всякие символические структуры, ту же Георгиевскую ленточку, которая в принципе к ЕАЭС никакого отношения не имеет. Но, тем не менее, происходит некая ментальная связка, и вся критика направляется на эту символику. Получается, что для ЕАЭС возникает хорошая такая прагматическая ситуация, когда вся энергия оппонентов направляется не на связанную с этой структурой символику, а вся практика ЕАЭС остается вне дискуссии и вне критического осмысления. На данный момент я здесь вижу для ЕАЭС достаточно большой выигрыш. Но в конечной перспективе, безусловно, мы будем иметь негатив. Понятно, что когда структура развивается без критической позиции и разумного осмысления, когда вся критика действительно уходит в чисто символическое поле, то, получается, что отсутствует поле для совершенствования структуры».

«Принимается то, что символизирует настоящее, – подчеркнул Александр Губерт, университет «AlmaU». – Как Георгиевская лента в качестве символа Великой Победы. Настоящесть нужна, некая истинность, тогда и появится символ».

Леся Каратаева, КИСИ: «Я вот почитала, какие символы характерны для истории той или иной страны, которая включена в Евразийское пространство. В итоге – это небо, солнце и звери/птицы (орел, барс). Эти символы отражаются в любой истории любой страны-участника. Но если мы говорим о текущем моменте востребованности цивилизованного подхода к Евразии, то тут актуален современный контекст. Здесь подключается то, что мы называем политическим архетипом. А вот каким образом он будет сформирован, пока остается вопросом без ответа».

«Символы должны быть выстраданы. У них должно иметься историческое обоснование, какая-то общность, – отметил Адиль Каукенов, востоковед. – Что это дает простым людям? Вокруг чего будем объединяться? Поиск этого – одна из важнейших задач для интеллектуалов».

Социолог Гульмира Илеуова рассказала об исследовании по отношению наших современников к истории XX века. «Очень трудно найти компромис, споры разгорались по каждому событию», – резюмировала она. Что же касается евразийской символики, то с технологической точки зрения все это решаемо, хоть и не просто: набор образов, работа с фокус-группами, использование специалистов (в том числе редких). Главное – не воровать чужие идеи и не разворовывать деньги.

«Если нет хороших дел, не спасет пиар-отдел, – заметил Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане. – Думаю, что если мы говорим о символах и знаках, то надо сначала разобраться, что такое ЕАЭС. На самом деле это экономические связи между пятью странами. То есть это не сами объекты, а связи между ними. Соответственно у связей должен быть какой-то символ. Придумать символ, разработать его и продвинуть не проблема, но будет ли толк? Нужно начать с совместных проектов и тиражирования историй их успеха».

rezonans.kz

сказ про волка и козлят

Фото: TUT.BY

Андрей Елисеев, аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS)

Фото: TUT.BY

Сегодня, 1 января, Беларусь, Казахстан и Россия открывают новую интеграционную веху под названием Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Армения формально присоединится завтра, на подходе – Кыргызстан.

 

ЕАЭС должен сформировать единый рынок товаров, услуг, труда и капитала между евразийскими партнерами. Отныне белорусские товары должны беспошлинно и свободно доезжать до Армении, с которой даже нет общей сухопутной границы ни у одного из государств - членов ЕАЭС. Казахстан должен будет предоставить белорусским компаниям такие же условия по предоставлению услуг – хоть в них сильно и не нуждается, – как и для местных фирм. Белорусские мигранты смогут свободно перемещаться в Россию, хоть с обесцениванием российского рубля смысл в этом для многих теряется, да и с доступом на российский рынок труда не было проблем и ранее. Наконец, белорусский капитал сможет беспрепятственно бороздить евразийские просторы. Проблема только, что особо свободного капитала у нас и нет. Все это, конечно, ироничная гиперболизация по поводу запуска новой интеграционной структуры. Но недооценивать последствия создания ЕАЭС было бы неправильно.

 
 

Что нового в ЕАЭС? 

Евразийский экономический союз – это логическое продолжение экономической интеграции в нашем регионе. В 2011 году заработала Зона свободной торговли СНГ, в рамках которой 9 постсоветских стран получили возможность беспошлинной торговли. Беларусь, Казахстан и Россия пошли дальше и к 2011 году согласовали общую таможенную торговлю с третьими странами, а также перенесли таможенный контроль на внешний контур границ Таможенного союза. С начала 2012 года три государства запустили Единое экономическое пространство с целью обеспечить свободное перемещение между странами не только товаров, но и рабочей силы, услуг и капитала. ЕАЭС – это нечто большее. Кроме продолжения работы по обеспечению "четырех свобод" страны договариваются согласовывать свою политику в самых разных сферах.

 

Флаг ЕАЭС

Флаг ЕАЭС

На обычном белорусе запуск ЕАЭС с 1 января никак не отразится сразу же и напрямую, в отличие, скажем, от повышения базовой ставки или начала действия Декрета №5. Разве что сможем эпизодически наблюдать на улице новоиспеченный флаг ЕАЭС. В нем синий цвет, согласно решению евразийского саммита, символизирует Европу, а золотой — Азию. Теперь его по случаю евразийских мероприятий могут вешать рядом с государственным. Мы также чаще будем слышать о ЕАЭС в СМИ. Тем более что в 2015 году Беларусь определена председателем в органах ЕАЭС - Высшем Евразийском экономическом совете, Евразийском межправительственном совете и Совете Евразийской экономической комиссии.

 

Причин такой незаметности ЕАЭС для простых белорусов сразу несколько. Во-первых, еще до начала евразийской интеграции Беларусь развила глубокую интеграцию с Россией в экономической сфере, имела почти беспрепятственный доступ для своих товаров на российский рынок, открытый рынок труда для трудовых мигрантов. Во-вторых, ЕАЭС продолжает работу предыдущих интеграционных структур (Таможенный союз, Единое экономическое пространство).

 

В-третьих, в отличие от органов Европейского союза, в рамках ЕАЭС не создан евразийский парламент, в который на прямых выборах граждане евразийских стран могли бы выбирать своих представителей. Да и жаловаться в Суд ЕАЭС на нарушение своих прав и интересов граждане не могут, а лишь юридические лица. Будем надеяться, что евразийские органы все же не оставят без внимания чаяния общественности. Например, Евразийская экономическая комиссия ранее обещала к 2018 году радикально снизить плату за роуминг между странами ЕАЭС.

 

Впрочем, отсутствие бросающихся в глаза нововведений, связанных с запуском ЕАЭС, не должно вводить в заблуждение. Беларусь приняла серьезное внешнеполитическое решение, которое означает еще большее завязывание на экономику России. Татьяна Валовая, ныне высокий евразийский чиновник, а ранее начальник Департамента международного сотрудничества Аппарата Правительства России, как-то сказала: "Интеграция - такая вещь: если ты сказал "a", то дальше надо говорить "б", и так до "я". Что для Беларуси будет означать алфавитная интеграция со страной, вступающей в долгосрочный экономический кризис, - большой вопрос и серьезный вызов.

 

Для компаний запуск ЕАЭС означает одновременно и новые возможности, и появление большей конкуренции. С сегодняшнего дня начинает действовать единый рынок услуг в 43 секторах, на которые приходится почти половина от общего объема предоставления услуг в государствах - членах ЕАЭС. Так, белорусские компании смогут оказывать услуги по разработке программного обеспечения или услуги, относящихся к сельскому хозяйству, в России или Казахстане на тех же условиях, что и местный бизнес. Беларусь, в свою очередь, обязана принять полноценный национальный режим в отношении поставщиков услуг из стран - партнеров по евразийской интеграции без ограничений.

 
 

Планы и реальность 

Договор о ЕАЭС устанавливает 10-летний переходный период в ряде экономических сфер, за время которого должны быть ликвидированы барьеры в торговле наиболее чувствительными товарами - лекарственными средствами и медицинскими изделиями (с начала 2016 года), создание рынка электроэнергии к 2019 году, общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов – к 2025-му.

 

Радужные планы евроазоинтеграторов неизбежно столкнутся с холодной экономической реальностью. ЕАЭС стартует в очень непростое время, накануне продолжительного экономического спада в России, который неизбежно потянет за собой и евразийских партнеров. Согласно пессимистичному сценарию экономического прогноза на 2015-2017 годы, выполненного российским Центром развития ВШЭ, "вероятность двух-трехлетней рецессии столь велика и получающийся в прогнозе спад столь велик, что Россия может кардинально ухудшить свое положение в мире - не только как выгодного рынка, но хотя бы как перспективного". Эксперты заключают, что в 2015 году экономика может откатиться назад на пять лет, а далее последует трудный период развития. Объем инвестиций сократится, частный сектор будет бороться за выживание, и часть предприятий разорятся.

 

История европейской интеграции дает представление о тормозящих последствиях экономических проблем. Подготовленный в 1970 году доклад люксембургского министра Вернера, который возглавлял европейскую комиссию по вопросам экономического и монетарного союза, устанавливал 10-летний переходный период до запуска такого союза (к 1980 году). В реальности же экономические шоки 1970-х годов, связанные с энергетическими кризисами, бюджетными дефицитами, ростом инфляции и безработицы в странах-партнерах, оттянули запуск соответствующего соглашения (Маастрихского) до 1993 года.

 

В условиях экономического кризиса основное бремя интеграции будет нести "волк", на которого приходится более 80% ВВП ЕАЭС, а евразийские "козлята" будут стараться решить свои личные проблемы, нежели жертвовать во имя общего блага.

news.tut.by

Об авторе

admin administrator

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о